«Мы черпаем вдохновение друг в друге…»OTUZGXsmu8k

Голубь на фонтане в сквере Жолио­-Кюри в последние годы по праву стал одним из символов наукограда. Птицу даже отметили на высоком уровне – проект получил премию губернатора Московской области «Наше Подмосковье». Пернатый пропадал уже дважды, но настолько полюбился горожанам, что с его исчезновениями мириться не стали. В начале мая на фонтан был водружен уже третий по счету голубь. По общему мнению, он получился самым красивым и изящным. В первую очередь, это заслуга создателей птицы – дубненских скульпторов Андрея Хлопцова и Галины Зеленцовой. О своем творчестве, идеях и планах они рассказали в интервью «ВД».
– Расскажите немного о себе. Почему вы стали заниматься скульптурой?
Галина: Я родилась в городе Астрахань. В 2002 году поступила в Московский архитектурный институт, где мы и познакомились с Андреем. Первое время жили и работали в Москве, но, не выдержав ритма столичной жизни, перебрались в Дубну – на родину Андрея. И очень счастливы, что приняли такое решение.
Андрей: За 11 лет совместной жизни мы минимум часов и минут провели отдельно друг от друга, всегда работали только вместе. После института долгое время трудились в проектных организациях, архитектурных мастерских. Потом стало интересно позаниматься частной практикой.
Галина: Не хватало свободы творчества…
Андрей: В архитектуре всего 10 % творчества, а остальное – рутинная и довольно стрессовая работа, где определяющим фактором являются экономические показатели. Это ночи перед компьютером, подсчеты, согласования.
Галина: И нам хотелось что-то для себя придумать, чтобы отвлечься от компьютера. Мы пробовали рисовать, делать различные декоративные вещицы.
Андрей: На мысль взять в руки глину совершенно случайно натолкнул нас наш сын. Глина – такой материал, единожды запустив пальцы в который, становишься с ним одним целым, буквально врастаешь в него. Начинали мы с мелкой пластики: керамических фигурок, свистулек и тому подобного.
– Вспомните свою первую скульп­туру
Галина: Первая скульптура, которую нам захотелось сделать, – это бюст актера Олега Басилашвили. Мы очень любим этого актера. После просмотра «Мастера и Маргариты» мы решили запечатлеть его в образе Воланда.
Андрей: Но есть некоторая разница. В фильме у Басилашвили имеется заметная деталь грима – небольшая накладка на переносице. В скульптуре мы решили ее убрать, чтобы лучше угадывались черты актера.
– Кстати, среди ваших скульп­тур довольно много отечест­венных киногероев. С чем это связано?
Галина: Раньше мы смотрели в основном фильмы американского и европейского производства, но в последнее время отдаем предпочтение советскому кино. Сейчас мы довольно часто пересматриваем советские фильмы, в которых находим ту доброту и чис­тоту человеческих взаимоотношений, которых сейчас очень не хватает людям. Нам очень близок советский кинематограф по его моральным ценностям.
Андрей: Персонажи очень запоминающиеся, практически родные. Например, я даже не могу сосчитать, сколько раз я смотрел фильм «Иван Васильевич меняет профессию» или «В бой идут одни «старики». И всё равно хочется пересматривать их снова.
– Кто из известных скульпторов оказал на вас влияние?
Галина: Марк Матвеевич Антокольский, пожалуй.
Андрей: Да, впервые побывав в Питере, в Русском музее, мы увидели его работы. В первую очередь это «Нестор-летописец» и «Иван Грозный». В каждой из этих работ – целая жизнь. Это выстраданные, действительно сильные вещи. Настоящее мастерство.
Галина: Из современных мас­теров нам нравятся Владимир Щур и Александр Рукавишников. Их скульптуры живые, динамичные.
– Вы предпочитаете реалистичную скульптуру? Как вы относитесь к абстракции?
Галина: Возможно, когда-то мы и будем делать произведения в стиле абстракции, но сейчас нам ближе именно реализм.
Андрей: Потому что это действительно интересно и сложно. Вот сейчас мы работали с фильмами. Нормальных, достойных изображений советских актеров в интернете мало. Довольно непросто понять мимику, анатомию лица, характерные черты героя. И по фильму это сделать тоже сложно.
Галина: Интересно, чтобы человек в скульптуре был похож на себя. Мы приглашали друзей, показывали им работу и спрашивали «кто это?», не говоря, кого мы слепили. Тем самым, корректировали какие-то моменты. Но, в основном, конечно, всё всегда узнавалось.
– Как создавалась скульптура знаменитого голубя на фонтане?
Андрей: Мы выложили фотографии своих работ на городском интернет-форуме. Хотели посмот­реть на реакцию публики. Буквально в тот же вечер один из инициаторов возвращения голубя на фонтан Сергей Сеннер нам предложил принять участие в этом благотворительном мероприятии. Так как нам небезразлична судьба и облик замечательного города Дубны, мы с удовольствием взялись за изготовление скульптуры.
Полторы недели мы наблюдали за повадками этих птиц, искали «нашего» голубя. В итоге нашли того самого, белого, он гулял рядом с «Бутыркой» (ул. Свободы, д. 20 – прим. ред.). Так что родом он с левого берега. В итоге мы точно его повторили, попытались сделать настоящим. Очень хочется, чтобы голуби институтской части приняли нашего в свою компанию.
– Вы знали обо всех тех перипетиях, которые происходили с предыдущими голубями?
Галина: Нет, мы вообще ничего не знали об этом. Со своей стороны мы сделали всё возможное, чтобы подобное не повторилось. Подобрали наиболее ударопрочный материал, устойчивый к перепадам погоды, заложили хороший анкер.
Андрей: Мы очень надеемся, что этот голубь устоит. Но, если что, форма для отливки сохранилась и птицу можно будет восстановить.
– Пространство, окружающее скульптуру, играет важную роль?
Галина: Конечно, не зря так долго выбирается место, где будет стоять памятник. Обозреваемость очень важна.
Андрей: Должна быть композиция. Памятник и пространство вокруг него – едины. Как на картине: есть действующие лица – люди, животные, предметы, и есть пространство вокруг – небо, земля, окружение.
– А пространство вокруг голубя вас устраивает?
Андрей: Да, вокруг него достойный антураж. Институтская часть города, вообще, очень органична. Это один из двух районов Дубны, сохранивших свой неповторимый облик. Второй – старая часть левого берега.
Единственный момент – голубь сидит немного не под тем углом, под которым задумывалось. Но это уже проблема установки. Так бывает очень часто. Такая же ситуация с памятником двум замечательным деятелям науки – Понтекорво и Джелепову. Они не смотрят друг другу в глаза, хотя автором наверняка это предусматривалось.
– Вы контактируете с дубненским творческим сообществом?
Андрей: Само собой. Тесно общаемся и дружим, в частности, со скульпторами Анатолием Макаровичем Шитовым и его сыном Дмитрием, резчиком икон Евгением Галкиным.
Если мы получим от нашего города какой-нибудь хороший интересный заказ, то обязательно пригласим коллег поучаствовать в нем. Действительно, интересно работать в коллективе. Когда ты делаешь какое-то произведение, то всегда необходимы, во-первых, зрители, а, во-вторых, компетентное мнение и критика.
– Сейчас уже можно где­-то увидеть ваши работы вне мастерской? Кроме голубя, конечно.
Андрей: В данный момент готовится одна работа, но пока не будем раскрывать все секреты. Недавно закончилась выставка в Центральном доме художника в Москве, где мы представили пять своих работ, четыре из которых были премированы и заняли первые места. На наш взгляд, это довольно весомый результат.
– Когда ждать выставки в Дубне?
Галина: Мы планируем организовать персональную выставку ближе к зиме.
Андрей: Думаем, к этому времени у нас появится достаточное количество интересных работ, которые хотелось бы вынести на суд дубненцев.
– Есть ли какие-­то идеи, которые хотелось бы воплотить конкретно в нашем городе?
Андрей: Для воплощения в Дубне у нас масса идей!
Галина: На самом деле, многие памятники, которые мы делаем, мы сразу мысленно представляем именно в Дубне.
Андрей: Например, мы создали скульптуру механика Макарыча, которого сыграл Алексей Смирнов в прекрасном фильме «В бой идут одни «старики». А в Дубне установлен знаменитый самолет Ил-2, рядом с которым Макарыч смотрелся бы очень интересно.
Галина: Еще у нас есть скульп­тура рыбака. Дубна ведь окружена водой, и рыбалка – один из любимых способов времяпрепровождения многих горожан.
Андрей: В нашем городе столько замечательных мест, которые подлежат дальнейшему развитию. На стрелке, которая уходит от памятника Ленину в сторону моря, могла бы получиться классная парковая зона. Там отличные видовые точки – водохранилище и плотину видно как на ладони, туда постоянно приезжают свадьбы, туристы.
Галина: И у нас появилась, может быть, немного безумная идея создать там парк скульптур. И на оконечности этой косы, продуваемой всеми ветрами, как раз у маленького маяка, можно было бы посадить того самого рыбка.
Андрей: Или буревестника! И ветер – это не страшно. В Питере всегда ветер, а гулять там хочется.
Галина: Опять же памятник героям фильма «Иван Васильевич меняет профессию». Мы подумали, что очень интересно было бы его установить в нашем городе. Потому что в Дубне есть много памятников действительно выдающимся деятелям науки. А ведь и фильм тоже связан с наукой, он именно про ученого. Это всеми любимое кино легендарного режиссера, с замечательными актерами, снятое по произведению великого классика литературы.
Андрей: У нас подруга работает экскурсоводом, это новая для Дубны профессия. И она говорит, что, хотя звание наукограда, города ученых – это основная «фишка» Дубны, многим туристам не очень интересны памятники академикам, потому что они о них просто практически ничего не знают. И необходимо несколько разбавить городскую среду памятниками «для всех». Таких в городе пока немного – это разве что самолеты и Высоцкий. Вот они пользуются у туристов популярностью.
Галина: Дубненцы знают и любят своих знаменитых жителей, поэтому памятники ученым необходимы. Но для привлечения туристов нужно и что-то другое.
– А любимый памятник в Дубне есть?
Андрей: Памятник Ленину. Еще мне нравится бюст Курчатова на площади Мира. А, вообще, творческие люди всегда очень любят покритиковать работы своих коллег.
Галина: Когда идешь по улице, смотришь на памятник – всегда находишь те или иные недочеты, думаешь, что какую-то деталь ты сделал бы по-другому. Мне очень нравится памятник Флерову, в нем удачно передан характер изображаемого человека.
– Вы занимаетесь преподавательской деятельностью?
Андрей: Да, мы преподаем академический рисунок.
– Откуда вы черпаете вдохновение?
Андрей: Это вопрос серьезный и многосторонний. Есть два типа творчества: под диктовку и от себя. Когда ты работаешь под диктовку, то существуют рамки, за которые, так или иначе, выйти нельзя. Когда ты работаешь от себя и для себя, то никаких рамок нет, либо ты выставляешь их сам. И этот процесс гораздо интереснее. В таком случае вдохновение куда сильнее и серьез­нее. А приходит оно отовсюду. Природа, хорошее настроение, музыка, литература, кино…
Галина: Самый главный источник – мы сами. Черпаем вдохновение друг в друге. Поэтому мы всегда и работаем вместе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *